Губернский делец: WellMat's

Последний выпуск "Губернский делец" 2018 года посвящен новому: поколению, мышлению, способу, предпринимателю. В разговоре с владельцами компанииі "Wellmats" Михаилом Прудниковым и Артёмом Довбышем о партнерстве в бизнесе, штрафах, взращивании амбиции и инвестициях. Авторская лексика сохранена, данное интервью нивелирует статью "Против идеологических извращений в литературе " своей молодостью. И мы не имели право претендовать на то, чтобы пытаться это исправить.

Как отнесетесь к тому, что я Вас представлю как молодых предпринимателей? АРТЁМ: Нормально, это сплошь и рядом.

МИХАИЛ: На просторах Instagramm так точно. Там каждый второй такой миллионер.

К Вам это добавляет интереса среди подписчиков? МИХАИЛ: Когда я официально поменял статус в Instagramm на «молодой предприниматель» лайков не стало больше.

Как родилась идея заниматься автоковриками? МИХАИЛ: Жрать было нечего. Core-business родился от объективного запроса. Рассказываю краткую историю: окончил школу, поступил в Горный. В то время у нас с Артёмом была столярная мастерская.

АРТЁМ: Громко сказано.

МИХАИЛ: Неважно, никто не знает Бизнес не развивался и понимания как его вырастить не было. Начал искать знания. Решил, что в Украине их не достану, надо ехать за границу. Там получу образование и сразу бизнес выстрою. Приехал в Литву, год отучился. Понял, что это хе*ня: тот же горный только на английском. В Литве было два варианта: бухать и нюхать или работать. На работу меня нигде не брали, бухать и нюхать я не хотел. Поэтому начал фантазировать, какие стартапы можно запустить. Однажды листал Instagramm, зашел на аккаунт российского тюнинг ателье. Одним из их направлений были ковры, продавались хорошо и дорого. В Украине таких не было. Это мне показал анализ рынка: в Instagramm не нашел подобных аккаунтов, вбил запрос в Google, тоже ничего не было. Анализ рынка проведен, конкурентов нет. Потом от фонаря на листочке накидал себестоимость, получается «ни*ера себе!», через полгода можно стать миллионером. Сделал краткий опрос ЦА. 9 из 10 сказали, что это полное говно и в жизни бы такое не купили. Одним из тех, кто сказал «надо пробовать» был Артём.

МИХАИЛ: А кому мы первые два комплекта продали? (редакция ОLOS-Academy выражает благодарность за отличный вопрос, сами хотели спросить:)) АРТЁМ: Продажа первых ТРЕХ комплектов характеризует типичного Михаила. В начале месяца, когда я с ним еще не работал, он продал три комплекта непонятно чего, без каких-либо фотографий. Звонит мне: -«Алё-алё, я продал». - «Прекрасно! Что нужно делать?» - отвечаю я. Нормальная схема, как оказалось в будущем.

МИХАИЛ: До сих пор так работаем.

Как сошлись в бизнесе? МИХАИЛ: Я жил в Литве, нужно было запускать продукт, потому что продать – продал, а понимания, как его изготовить нет. Реализовать через подрядчиков не получалось. В памяти осталось, что у нас с Артёмом была столярка и она работала с точки зрения производства. Плюс Артём говорил, что любит швейное производство и древесину.

АРТЁМ: Ты даже помнишь! Приятно как. Всегда хотел попробовать себя в швейке, в столярке и в аграрии.

МИХАИЛ: И в аграрии, точно! Артём с самого начала отвечал за производственную часть, я его привлек для создания продукта.

АРТЁМ: В первые две недели был простой и разочарование. Наш запрос, банальное техническое действие, никто не мог воплотить. По итогу, мы нашли нужного человека, научились у него, скопировали принцип. Затем нами было принято решение с нуля строить цех без какого-либо понимания. Я боялся, что это будет формат кустарщины, и мы не перейдем на следующий этап.

МИХАИЛ: В принципе так и получилось, мы до сих пор не перешли.

АРТЁМ: Но это нормально. Как все правильно заметили, 70% еще на этом этапе. Но мы уже знаем, что нужно делать, какие инструменты применять, чтобы прийти к массовому производству.

Было такое в Вашей практике, что сами коврики строчили? МИХАИЛ: В любом стартапе денег нет, а хочется много. Поэтому, примерно с шести до десяти утра, я работаю менеджером по продажам, с двенадцати до двух мы едем покупать материалы, с двух до пяти мы грузчики и параллельно водители, а до полуночи мы строители, которые оборудуют цех, закатывают линолеум, что-то чистят.

АРТЁМ: Начали работу мы в декабре, но узнали про услугу адресной доставки только после «Управление личной эффективностью». Потому что на обучении в перерыве мы поехали в 28 отделение забирать все тот же материал (прим. ред. от места проведения мероприятия до 28 отделения Новой Почты 16,7 км, время перерыва – 15 мин.)

МИХАИЛ: Мы о ней знали, но думали, что доставка со строительного магазина к нам в цех дорогая. В очередной раз, таская восьмой рулон ковролина, я все послал, да и машину было жалко. Заказали доставку, оказалось, это недорого.

Как поделены зоны принятия решений? МИХАИЛ: У нас конкретное разделение обязанностей. За мной продажи, маркетинг, упаковка, частично финансы. За Артёмом производство и финансы. В этих зонах ответственности мы стараемся прислушиваться друг к другу. Артём не лезет в принятие решений по маркетингу и продажам, я не лезу в систему производства. Глобально хорошо, когда тебя тыкают носом в недочеты. Ведь, когда ты сотрудник, тебя направляют. Когда ты собственник, тебе бывает лень. Периодически закрываешь глаза на свои косяки. В этом плане плюс партнерства.

АРТЁМ: И есть аудиторский взгляд. Когда ты все испробовал и методы иссякли, берешь чистый лист, все на него записываешь, обсуждаешь с Мишей вопрос и чудесным образом находится решение.

МИХАИЛ: Но последнее решение все-таки больше за мной, потому что я продавливаю.

Как заработали первые деньги, есть интересные истории из детства? АРТЁМ: Первые деньги заработал лет в 10-12 на автомойке. Мыл автомобили, работал отвраффатительно, но за это платили. Вторая попытка была в школьное время. Крутили самокрутки. Хреново пошло, все разваливалось, и я быстро забил на это дело. Потом были какие-то мелочные подряды, типа раздачи листовок, это не считается. Следующий этап – друг позвал в call-центр «Киевстар». Это был ужас: текучка кадров, ничего не понятно, и график дебильный. Затем уже была столярка, а дальнейшее развитие мы знаем.

МИХАИЛ: Первые бабки я заработал, продав ящик пива мужикам с бодуна. Ценник умножил на шесть. У меня с детства принцип: если зарабатывать, то нормально, чтобы окупать свои усилия и интеллектуальные затраты.

Михаил, Вы писали в FB, что розовые очки бьются стеклами внутрь в контексте управления персоналом. Артём и Михаил, есть ли разочарования в текущей системе менеджмента? Как она будет видоизменяться, если да? АРТЁМ: Как я озвучивал ранее, у нас на 70 % ремесленный принцип производства. Естественно, переход на новый этап подразумевает дисциплинарные рамки, четко прописанные чек-листы. Каждый знает, что ему делать. Он выполняет свою ответственность и не более. Раньше у нас люди-оркестры были и делали все, что угодно. Сегодня они делают от А до Б. Если к кому-то есть дисциплинарные вопросы, то это денежные штрафы и другие лишения.

МИХАИЛ: Когда мы только начинали бизнес, я был очень романтичным парнем. Когда швея строчит, должна играть скрипка, а лучше, чтоб у них в цеху стоял рояль, и мужик исполнял какую-то симфонию. К счастью, это говно из меня выбил бизнес. Оказывается, он должен приносить деньги. Раньше многое было направлено на то, чтобы получить одобрение от сотрудников. Сейчас управление становится более авторитарным. У меня появились штрафы в отделе за все косяки, которые влияют на эффективность компании и замедляют её развитие.

Например? МИХАЛ: Сейчас мы столкнулись с заполнением карточки заказа. Если данные плохо занесены менеджером, цех начинает делать уточнения по заказу, отвлекаются менеджеры, появляются потери в виде ожидания. В общей сложности теряется 50 минут рабочего времени. Это проданный ковер в отделе продаж или 1/3 отшитого ковра на производстве. За это штраф в дневную норму зарплаты. Так во всем: разговоры не по теме в офисе, каждая минута опоздания – 5 гривен. Когда мы работали в формате стартапа, снисхождения подходили, потому что менеджеров по продажам я нанимал на график с шести утра до двенадцати ночи. Когда бизнес становится системным, должно быть планирование.

АРТЁМ: Штрафы на производстве: при неверном выполнении чек-листа – внерабочая уборка помещения плюс однотипная подсобная работа. При неровных строчках и неаккуратной работе – переделка заказа за свой счёт вне рабочего времени. За несдержанные обещания – зачитываем стихотворения. А вообще у меня очень гибкое отношение к сотрудникам, зачастую слишком мягок. Не хочется перебрать с солдатской дисциплиной.

Вы предприниматели поколения Z и Вы супер замотивированы, чего не скажешь о большинстве ваших сверстников. Как вам кажется, почему? И каким поколением легче руководить: Х, Y, Z? АРТЁМ: Не могу для себя выделить или то, или другое. Должно быть что-то смешанное. В некоторых управленческих решениях лучше Х, в некоторых, где нужна спонтанность, готовность на «здесь и сейчас», лучше Z. Люди на производстве и любые ремесленники очень простые и понятные. Их запросы ясные и чёткие. Договориться с ними никогда не представляло проблемы. Важна четкость выставленных правил, справедливая оплата труда, задачи по уровню сотрудника. И главное – играть по тем же правилам, что и они. Порядкам, которые сам же и выставил:)

МИХАИЛ: Четко отслеживается тренд, что молодому поколению ничего не надо. Они, бывает, не забирают зарплату по два месяца. Им нужен life style, лайки за фотки с чужой машиной, красивая упаковка. Они любят одеваться в «Bershka», которая за низкую сумму денег дает чувство того, что ты классный. Ощущение такое, что они застряли за телефонным экраном, достать их оттуда тяжело.

Какая схема существует или какой набор качеств должен быть присущ молодому человеку, чтобы у него получилось выйти «за экран»? Что двигало Вами? МИХАИЛ: Я рос в семье, в которой был достаток. Видел определенный уровень жизни, ниже которого не хотел спускаться, а желал задрать планку намного выше. Меня воспитывали по принципу «что-то хочешь – пойди сам сделай». Думаю, эти элементы играют большую роль. Когда ребенку все дают, он становится пассивным. Это наблюдается у сотрудников: они ждут, пока им что-то принесут. Надо быть действенным. Пускай местами впустую, на аффекте, со странной мотивацией. Но надо действовать и понимать куда ты идешь хотя бы краткосрочно. Еще я бы добавил азарт, легкий авантюризм, интерес узнать, что будет «если …»

АРТЁМ: У меня в детстве была схожая ситуация. Лет до 10 достаточно обеспеченная жизнь, искусственно создавали дефицит денег. Благодаря этому мне приоткрыли занавес как жить по-людски. Кто живет так в детстве, понимает, к чему он хочет прийти в дальнейшем. Есть понимание, что первая сфера занятости не на всю жизнь. Чтобы увидеть следующую точку, нужно забраться на холмик, оглядеться, увидеть цель поинтереснее, и так от цели к цели. Помимо этого, обязательно нужно повышать уровень амбиции. Показывать своим примером, что жить на 20-30 тысяч гривен не верх совершенства.

Как повышаете амбицию своим сотрудникам? МИХАИЛ: Аппетит приходит во время еды. Приведу в пример образование в OLOS. Раньше все фукали на обучение и на инвестиции в него. После корпоративного тренинга даже у рядовых сотрудников появился запрос на это. Они видят, как обучение помогает им в реализации. Сейчас сотрудник, который получает десятку, понимает, что ему нужно откладывать 3-4 месяца деньги, чтобы сходить на следующий тренинг за 7,5 тысяч.

АРТЁМ: Или как-то по-другому зарабатывать деньги, больше.

МИХАИЛ: Ну да. Если сотрудник хочет действовать, то подходит и говорит «Миша, давай думать, как мне заработать больше». Таким образом мы базово подняли уровень по образованию. Теперь сотрудникам есть куда тратить деньги. Еще проводил у себя планерку по итогам месяца в «Артисте» за завтраком. Ребята за это отдали приличную для себя сумму денег, но при этом у них появился запрос на хорошую вкусную еду с качественным сервисом.

Отдел продаж заставляю ходить по дорогим бутикам. Это помогает продавать. Иногда у стажера возникает жесткий зашквар, как может человек купить ковры за 10 тысяч. Я его отправляю в «Le Silpo» смотреть, сколько люди тратят денег. Когда он видит чек на 8-9 тысяч за еду, то вопросов остается меньше. Потом я его загоняю в «Symbol», там он видит чеки на 100-150 тысяч и выше. Менеджеры на регулярной основе ходят в дорогие бутики, в которых тратит деньги моя аудитория. Это необходимо для работы. А еще так они понимают, что такой уровень жизни существует и у них формируется на это запрос.

Также прописываем персональные планы развития. У кого-то запрос на покупку машины, у кого-то – съехать от родителей, кому-то хочется в путешествие. Я этим их подстегиваю. Сотрудник говорит: «хочу такую-то машину», а я ему: «может что покруче возьмем?», и он в ответ: «не знаю, очкую…хотя, надо подумать». Так задираю планку.

Какие самые абсурдные траты были у Вас? МИХАИЛ: Меня очень четко подловили на стереотип: я публиковался на обложке журнала.

АРТЁМ: Одалживание денег.

А во что инвестируете? МИХАИЛ: Стараюсь поднимать уровень места, в котором живу. Раз в год переезжаю в новое пространство, более качественное. Сейчас это жилищный комплекс с охраняемым подземным паркингом, и квартира с лучшей обстановкой. Также поднимаю уровень своего образования.

Мы тому свидетели:) МИХАИЛ: Да. В OLOS относится даже не десятина. На обучение большая часть денег уходит: онлайн курсы по маркетингу и продажам, консультации у специалистов в своих отраслях, классическое образование в OLOS, какие-то движевые тренинги в «Бизнес-молодости» для нетворкинга.

Еще отслеживается тенденция последнего квартала, что из бизнеса деньги не вынимаются, они остаются там для того, чтобы компания развивалась еще быстрее, чем сейчас. Производство – это не инфобизнес. Чтобы росли мощности, нужны инвестиции в оборудование и промышленный комплекс.

АРТЁМ: Сейчас припекло, и готов тратить деньги в образование по hard skills. Это касается финансов. Также возможна поездка в Кельн по швейному оборудованию. Харды, красота и повышение уровня жизни. Машина и жилище. Пока так. Если говорить о других затратах, то последняя, крупнейшая за жизнь – это покупка картины, инвестиция в красоту, для себя.

Какая это картина? АРТЁМ: Художника Михайло Демцю. Изображение девушки в народном убранстве рядом с конем. Я кайфую от неё. Приходишь домой только ради «Блин, я ее сейчас увижу!». Заходишь в предбанник, а там уже пахнет маслом. Прекрасно!

Михаил, какая вы музыка? Хотел сказать классическая, но нет. Попса. Классическая – социально одобренный ответ. Крепкая попса: от Пугачевой до «Ранетки». Совсем все дико может быть.

Артём, Вы какая книга? Исторический триллер с элементами фантастики.

Михаил, какой Вы предмет искусства? Хотел сказать сервиз. Пожалуй, остановлюсь на нем.

Артём, какая вы марка машины? Пока что это Subaru.

Читайте также

Ближайшие проекты